Выберите дату
01 апреля 2009
Увеличить шрифт Уменьшить шрифт На печать

Люди, которые играют в куклы. Куклы, в которые играют люди

Харьковский государственный академический театр кукол им. В.А.Афанасьева поставил Чехова. Смотреть обязательно. Собственно, все...

effect.axis.com.uaЛюди, которые играют в куклы

Первые сомнения вызывает твердое убеждение заведующей Музеем театральных кукол: «Кукольный театр прежде всего для взрослых, а потом уже для детей». Я всю жизнь была уверена, что как раз наоборот. О том, что бывает театр кукол для взрослых всем, конечно, рассказал Сергей Образцов. На Необыкновенный концерт мы всю жизнь и ориентируемся. То есть, вполне для взрослых, но все-таки — Петрушка. Ничего обидного, но на тонкости характеров и нюансы чувств рассчитывать не стоит. Это все в других театрах, где актеры живые и теплые.

И потом — Чехов! Антона, нашего, Павловича не ставил только ленивый! Нет на просторах «одной шестой» подмостков, на которых не рубили бы нещадно вишневый сад, не губили бы чайку, не грезили бы о Москве...

Теперь уже за это принялись куклы. Думаете вы. И ошибаетесь!

Во-первых, это совсем иной Чехов — три действия, три произведения, три истории. Сначала — знакомая (даже и старая знакомая) — «Дама с собачкой». Потом довольно редкий «Черный монах» (помнится, в студенческие годы этот рассказ вдруг стал среди нас культовым. И делом чести было найти и прочитать. Найти удалось только в полном (а может даже академическом!) собрании сочинений в областной библиотеке. И на абонементе не было. Поэтому прилежно сидели в читальном зале!). Так вот, вторая часть — таинственный, полный мистики, совсем не похожий на всего остального Чехова — «Черный монах». И третья — «Скрипка Ротшильда» (Кто-нибудь знает, что Чехов писал на еврейские темы? Конечно, Антон Палыч автор с тонкой иронией, с отменным юмором, ювелирной тонкости деталями, яркими характерами. Но совсем не Алейхем и не Бабель в смысле бытового описания национальных характеров. Как-то это вовсе не его тема). Думала я, потому что никогда не читала его «Скрипку Ротшильда».

И вот эти три совсем разные произведения, и не пьесы даже, — в одном спектакле. И это получается органично и хорошо!

Я после спектакля прочитала все три. А потом еще пересмотрела «Даму с собачкой» и Ией Савиной. Все решала про себя, этот спектакль — это Чехов или не Чехов?

По всему получается, что таки Чехов. Антон Палыч. Потому что неожиданно, лихо и хорошо.

Режиссура смелая. И даже хулиганская. Вот одна из самых драматичных сцен «Дамы», когда Гуров, волнуясь, ждет Анну Сергеевну: «Вошла и Анна Сергеевна. Она села в третьем ряду, и когда Гуров взглянул на нее, то сердце у него сжалось, и он понял ясно, что для него теперь на всем свете нет ближе, дороже и важнее человека; она, затерявшаяся в провинциальной толпе, эта маленькая женщина, ничем не замечательная, с вульгарною лорнеткой в руках, наполняла теперь всю его жизнь, была его горем, радостью, единственным счастьем, какого он теперь желал для себя...» И тут на тебе: экзекутор Червяков чихает на лысину статского генерала Бризжалова. То есть, они, конечно, не названы, но... Действие идет своим чередом, строго по тексту, но искушенный советской школьной программой зритель точно знает, что Гуров уедет в Москву встречаться со своим «предметом», а в городе С. случится безвременная «Смерть чиновника»...

Вот так — смешное и трагичное, обыденное и высокое совсем рядом, как в жизни. Именно, что Чехов!

А еще шесть актеров на все про все — как шесть цветных стеклышек в калейдоскопе, которые при каждом повороте складывают все новые, неповторяющиеся никогда узоры. Такие разные истории — и всего шесть человек вполне показывают и полную праздных отдыхающих набережную в Ялте, и бестолковую дворню в Борисовке и население целого городка, хоть и «маленького, хуже деревни». И еще хватает народу на главные роли — по две, а то и три в каждой части. А в финале каждой узоры каждый раз складываются в один — извечный узор Мужчины и Женщины.

Куклы, в которые играют люди

А куклы, конечно, есть! А как же! Обязательно!

Только не вместо актеров, а вместе.

В первой части куклы Гурова и Анны Сергеевны статичны и схематичны, почти безлики, как и положено светским людям в футляре условностей. И актеры (души?) мечутся вокруг, рвутся друг к другу... Но слишком мелки куклы, слишком хрупок кукольный дом, слишком тесно в кукольном мире — не вырваться из него, не разрушив...

Во втором действии куклы огромны, намного больше людей — такая катком пройдет по живому и не заметит. Что может маленькая хрупкая влюбленная девочка? Возненавидеть предавшего ее любовь, растоптавшего ее душу. Возненавидеть так, чтобы ненависть стала не больше куклы, но — страшнее! «Сейчас умер мой отец. Этим я обязана тебе, так как ты убил его. Наш сад погибает, в нем хозяйничают уже чужие, то есть происходит то самое, чего так боялся бедный отец. Этим я обязана тоже тебе. Я ненавижу тебя всею моею душой и желаю, чтобы ты скорее погиб...»

А в части третьей уже человек носит на руках как ребенка маленькую жалкую душу — баюкает, утешает, потому что ничего уже не исправишь, ничего не успеешь, жизнь прошла. «...Глядя на старуху, Яков почему-то вспомнил, что за всю жизнь он, кажется, ни разу не приласкал ее, не пожалел, ни разу не догадался купить ей платочек или принести со свадьбы чего-нибудь сладенького, а только кричал на нее, бранил за убытки, бросался на нее с кулаками; правда, он никогда не бил ее, но все-таки пугал, и она всякий раз цепенела от страха. Да, он не велел ей пить чай, потому что и без того расходы большие, и она пила только горячую воду. И он понял, отчего у нее теперь такое странное, радостное лицо, и ему стало жутко».

А кроме кукол в спектакле есть еще костюмы, есть сценография, есть точные предметы, свет, музыка. Совершенно отдельно есть цвет. Белый. Вы можете представить себе Шагала, рисующего белой гуашью? Сходите на спектакль!

И все это — играет, работает, участвует в режиссерском решении. Все это — неожиданно, смело, ярко. Без надрыва и пафоса. И — очень по Чеховски.

Простые истории

О чем этот спектакль? Я не знаю. Я не знаю, о чем будет этот спектакль для вас. Как все, по-настоящему хорошее произведение искусства, оно для каждого о своем, о сокровенном.

В кукольном театре есть такие специальные люди — кукловоды. Они водят кукол. Когда вы придете в зал, погаснет свет, вас возьмут за руку и поведут. Куда? Наверное, к себе. К вашей собственной душе. И расскажут самые простые истории о самых простых вещах — о Жизни и Смерти, о Любви. Ваши собственные простые истории.

Потому что самое главное всегда очень просто.

P.S. Я понимаю, что это не рецензия. Я не знаю специальных терминов и правил, я крайне необъективна, я вообще не понимаю, как они пишутся, рецензии. Но в зале были замечены профессиональные театральные критики и режиссеры иных театров. Вот у них и спрашивайте. А лучше — сходите, посмотрите «Простые истории Антона Чехова». В Харьковский государственный академический театр кукол им. В.А.Афанасьева. Режиссер-постановщик залуженная артистка АР Крым О.Дмитриева. Художник-постановщик Н. Денисова. В ролях: В.Гиндин, Т.Тумасянц, Г.Гуриненко, В.Мищенко, А.Коваль, Н.Шапошникова. это я списала с программки. Чтобы сказать: спасибо вам всем!

Наталья Стативко

Опубликовано: Редакция в 08:11 01.04.2009. Метки: , , , .
Add to Google