Выберите дату
09 апреля 2009
Увеличить шрифт Уменьшить шрифт На печать

Уволенные работники 48-го завода железнодорожной техники не пустили директора на предприятие

Около тридцати человек преградили сегодня дорогу руководителю из-за того, что уже восемь месяцев люди не получают зарплату. К тому же, вчера директор подписал приказ об увольнении почти половины работающего коллектива. Как здесь говорят — костяк завода, тех, кто работает у станка

Сергей Котенков, начальник цеха ГП «48-ой завод железнодорожной техники»

Те люди, которые производили материальные блага, они все сокращаются. Это наводит на мысль о том, что это предприятие, по-моему, начинает тихий рейдерский захват предприятия

Начальник завода Владимир Квашнин на предприятие, видимо, хотел попасть любой ценой. Перед людьми он даже не останавливает свой автомобиль и сбивает одного из сотрудников. Пострадавший доставлен в четвертую «неотложку».

Владимир Квашнин управляет заводом уже восемь месяцев, все это время заводчане не получают зарплату. Начальник говорит — нет заказов. По его словам, «Укрзалізниця» отказалась покупать «противоугоны» — детали, которые скрепляют рельсы. Другие механизмы завод уже производить не может, так как на предприятии в собственности остался только один цех, остальные — всего 14 зданий — проданы предшественниками Квашнина.

Владимир Квашнин, начальник ГП «48-ой завод железнодорожной техники»

Завод уже продан, причем по «левым» схемам. С помощью профсоюза, с помощью предыдущего руководства. У меня на руках эти документы официальные из БТИ

Заводчане говорят: о продаже цехов не слышали. А вот о том, что заказы были до прихода Квашнина на завод — знают наверняка. Сами делали детали для Грузии, Молдовы, Беларуси и частников из Украины. С новым начальником заказчики резко исчезли. С августа прошлого года производство полностью остановлено, чего и добивался новый руководитель, по словам рабочих.

Сергей Логачев, начальник отдела кадров ГП «48-ой завод железнодорожной техники»

Предложения, которые были со стороны коммерческого директора, главного механика — ничего не предпринимается, не производится, и никаких действий нет

Заказчики ушли, а с ними и инвесторы, потому что на заводе начался процесс банкротства, говорит Владимир Квашнин. Виновными опять-таки называет своих предшественников.

Юрий Гук — коммерческий директор завода. Пришел на предприятие за неделю до Квашнина, то есть еще при прежнем начальнике. И сам подал на банкротство завода, признается Гук. Это разрешено по законодательству, и в данной ситуации — объясняет коммерческий директор — это единственный путь обезопасить себя от кредиторов, так как завод должен большие суммы нескольким коммерческим структурам. Ведь процесс банкротства — не значит разрушение предприятия, во многих случаях — это восстановление платежеспособности.

Юрий Гук, коммерческий директор ГП «48-ой завод железнодорожной техники»

В этой процедуре запрещено всем государственным структурам изымать пени, штрафы. Если бы этого было не сделано, сейчас бы возник еще один кредитор в лице государства

Владимир Квашнин попадает на завод вместе с милицией, приехавшей по его вызову. Работники же вызвали ГАИ, рассказали о наезде на коллегу. Теперь искать виновных в этих двух событиях — ДТП и препятствии проходу на рабочее место — будут разбираться правоохранители. А вот, что же все-таки происходит на заводе, и кто виноват — уже не первый год разбирается прокуратура.

Оборудование работающее, но стоящее без работы — может ли оно приносить прибыль государству? Или давно морально устарело? Действительно ли на заводе проданы цеха или они находятся в государственной собственности? Процесс банкротства — это остановка предприятия или путь выхода из кризиса? Пока эти вопросы остаются без ответов, больше всего страдают рабочие, которые уже 8 месяцев не получают зарплату и могут вообще лишиться работы.

Виктория Лукашова, МГ «Объектив»

Опубликовано: Редакция в 23:31 09.04.2009. Метки: , .
Add to Google