Выберите дату
16 апреля 2009
Увеличить шрифт Уменьшить шрифт На печать

Ольга Панарина: Складывать «лапки» не собиралась

Слева - О. Панарина (Минск)

Слева - О. Панарина (Минск)

Главным открытием чемпионата мира по велотреку, не так давно прошедшего в Прушкове, стала наша Ольга Панарина. В прошлом году в составе сборной Украины она дважды выезжала на кубковые этапы, но в обоих случаях в спринте выбывала из борьбы уже после квалификации.

А на польском велодроме дебютантка белорусской команды заставила считаться с собой даже рекордсменку мира из Литвы Симону Крупескайте и олимпийскую чемпионку из Великобритании Викторию Пендлетон. Несмотря на такой фантастический прогресс, спортсменка весьма сдержанно оценила свое выступление:

— Я довольна тем, что результат растет. Придя к Соловьеву в сентябре прошлого года, на той же «двухсотке» имела 11,8, на чемпионате Беларуси в канун Нового года сбросила с них 0,4 секунды, а сейчас еще 0,3. Вместе с тем вмешаться в медальный спор пока не смогла.

— А вы сразу рассчитывали подняться на пьедестал?

— Меня Станислав Васильевич на это настраивал. Он в самом начале нашей совместной работы сказал, что если берется кого-то готовить, тот будет чемпионом. Такой у него подход. А вообще я ехала в Прушков показать все, на что способна. Видимо, в данный момент четвертое место — мой потолок.

— Каково это — открывать соревнования в гите и на «двухсотке»?

— Мне абсолютно все равно — первой стартовать или последней, перед сильной или слабой соперницей. Главное — знать точное время выхода на исходную позицию.

— Как вам дались стадии 1/16 и 1/8 финала?

— Из-за отсутствия опыта потратила в них больше сил, чем требовалось. Теперь понимаю, что именно в первых заездах нужно ехать как можно экономнее. А мои заезды были самыми быстрыми. Просто не умею еще рассчитывать свои возможности. Только в украинских или белорусских соревнованиях этой «математикой» не овладеешь.

— В ¼ вас ждала встреча с первым действительно твердым орешком — бронзовым призером Олимпиады Шуанг Гуо... Допускали, что обыграете ее?

— По крайней мере настрой был боевой. Складывать «лапки» только потому, что китаянка имеет громкие успехи, не собиралась. Как, кстати, и перед дуэлью с Вики Пендлетон, Симоной Крупескайте. Если пасовать перед соперницами, даже не пытаясь ввязаться с ними в бой, то никогда ничего не добьешься. Зачем тогда вообще выходить на старт? Гонки с азиаткой получились очень тяжелыми. Особенно на третью выходила с ощущением, что в ногах совсем сил не осталось. Но оказалось, и Шуанг находилась в подобном состоянии.

— Почему проиграли ей второй заезд?

— Не сумела тактически грамотно его построить. Не зная сильных и слабых сторон соперниц, еду наугад. Стараюсь прислушаться к тренеру, который советует, как можно поступить в той или иной ситуации. Гуо важно было сбить ход, не дать ей набрать скорость, что и сделала.

— Легко заснули после первого дня борьбы? Мысли о предстоящей дуэли с Пендлетон не одолевали?

— Гонки закончились поздно, я жутко устала физически и психологически. Из-за эмоционального перевозбуждения быстро заснуть не получилось. Но никаких планов на завтра не строила. Если постоянно думать о старте, можно перегореть. А в спринте, где очень часто все решают даже не сотые, а тысячные доли секунды, психологическое состояние, умение регулировать его очень важны. По сути, это залог успеха. Не удивительно, что у спринтеров, как правило, довольно мобильная нервная система. Они способны быстро переключаться с одного на другое. Могут взорваться, выплеснуть энергию и успокоиться. А вот подолгу терпеть, как темповики, им тяжелее.

— Что в споре с Пендлетон не получилось?

— Она опытнее, просто мастерски финиширует, выбрасывая велосипед вперед. Недаром Вики имеет столько титулов, в том числе олимпийский. Пока мне оказалось не по силам с ней бороться. Но, как уже говорила, заранее белый флаг не выбрасывала. И вообще волнения не чувствовала. Мне очень хотелось играть с ней в игру под названием спринт. Возможно, спокойствие объяснялось тем, что уступить такой знаменитой спортсменке было не стыдно. А после того, как нас дважды разделили считанные сантиметры, желание вновь ввязаться с ней в спор только усилилось.

— А с Крупескайте?

— С Симоной не удалось провести никаких маневров. К чемпионату мира она подошла в идеальной форме, что подтверждает ее мировой рекорд в гите. Мне оказалось нечего противопоставить ее ходу. Тем более что выплеснулась на ранних стадиях. Симона же сохранила силы для решающих заездов, чему тоже научилась не сразу. Она начинала разгоняться за круг. С точки зрения неопытного новичка, видимо, ей важно было заранее войти в коридор и решить исход гонки за счет силы.

— Какой заезд получился для вас самым тяжелым?

— Два последних с Симоной. Уже чувствовалась усталость, потому что не приходилось прежде в течение дня максимально выкладываться. Да и физически я еще не настолько сильна. Тренируюсь у Соловьева только полгода. Когда пришла к нему, Васильич не обещал, что сразу быстро поеду, в лучшем случае начну прибавлять со второго сезона. Но через три-четыре месяца, возможно, увидев мое даже чрезмерное стремление что-то показать, стал настраивать бороться со звездами уже в ближайшем будущем. Моим гитом в Прушкове остался однозначно не доволен. А вот за спринт сильных претензий не высказал. На ошибки после заездов указывал и подсказывал, как с кем вести себя. Ту же Крупескайте советовал повыше «поднять» и дольше держать ее там, не давать разогнаться. А я этого сделать не смогла. Симона слишком резко прошла меня, удивив мощнейшим включением.

— Ольга, а как вы попали в велоспорт?

— Однажды, гуляя в парке в Харькове, я решила зайти на велотрек посмотреть гонки. Ко мне подошел тренер, предложивший попробовать покататься. Сразу на овал меня, конечно, не пустили. Сначала, как и других детей, научили дорожки выписывать, повороты, другие элементы. Потом я несколько раз бросала велоспорт, но при малейшей возможности, благодаря моему первому тренеру Виталию Федоровичу Мельнику, царство ему Небесное, возвращалась. У него же, кстати, начинали и чемпионки мира Светлана Гранковская, Ольга Слюсарева. Мы отработали вместе четыре года, пока у него не случился инсульт. Он умел заинтересовать, найти подход к каждому из нас. На занятия мы спешили с большим желанием. С удовольствием ездили за мотоциклом и ничего не боялись.

— Как попали к Соловьеву?

— Прошлым летом я уже собиралась «завязывать» со спортом. Потому что в Украине то с одним тренером работала, то с другим, но ничего не выходило. В 17 лет получила травму — сезон практически выпал. Затем на год вернулась и два опять пропустила — не было возможности заниматься. За третье место на чемпионате Украины денег не платили, инвентарь не давали, на сборы не посылали. Приходилось учиться и думать о хлебе насущном. Подрабатывала в супермаркете кассиром. Но без велосипеда очень скучала и с появлением какой-то стабильности потихоньку возобновила тренировки. Сначала каталась два раза в неделю по часу. Когда выполнила норматив мастера спорта, стала получать стипендию. И в институте за отличную учебу платили повышенную. Теперь уже больше тренировалась. Училась и работала в ночную смену, поставила цель выполнить «международника» и добилась своего. Только после этого начала кататься по два раза в день, что привело к большому скачку в результатах, затем попала в большую «яму». Видимо, сказались постоянные недосыпания. Выбраться из того состояния оказалось непросто. И меня просто списали. Тренер, с которым прежде хорошо понимали друг друга, в глаза сказал, что быстрее уже не поеду. А если врач считает, что пациент неизлечимо болен, тому остается два варианта: либо умирать, либо искать другого врача, который поверит в его выздоровление.

И в этот момент харьковский тренер Петр Манько, с которым два года отработала, предложил попробовать переговорить с Соловьевым. Я даже мысли о переходе в другую страну не допускала, хотя многие наши специалисты советовали рассмотреть такой вариант. Я же считала: лучше синица в руках, чем журавль в небе. Вместе с тем терять было нечего. Петр Петрович сам позвонил Станиславу Васильевичу и спросил, не хочет ли он взять меня в группу. На следующий день я уже вылетела в Москву на переговоры. А с сентября прошлого года начали работать. Перестроиться оказалось очень тяжело. Думала даже, что не потяну. Пришлось полностью переучиваться — посадке, педалированию. Ошибки были закоренелые, избавлялась от них медленно. У меня выламывало суставы. С трудом сидела на велосипеде. Боль не отпускала не два дня, а полтора месяца, и порой хотелось отказаться от этой затеи. Но Станислав Васильевич твердил, что все пройдет. Он помог мне поверить в себя, за что очень ему благодарна.

— Чего хотите добиться?

— Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. И я надеюсь и дальше прогрессировать и завоевывать медали.

Елена Данильченко,

«Спортивная панорама» (Беларусь)

Опубликовано: Редакция в 00:51 16.04.2009. Метки: , .
Add to Google