Выберите дату
07 мая 2009
Увеличить шрифт Уменьшить шрифт На печать

Маньяк, сын маньяка

Сын Чикатило обвиняется в убийстве. Это будет уже четвертая его судимость

www.factnews.ru/«Сын Чикатило пошел по стопам отца!» — эта новость облетела мировую прессу. Ранним утром 9 апреля Юрий Одначев в приступе неожиданной агрессии искромсал ножом своего приятеля. Истекающий кровью чудом добрался до больницы. Заиграли гены?

О том, что ласковый, добрый папа, с которым ходил на рыбалку, учился кататься на велике, обсуждал образ Павки Корчагина, — свирепый маньяк, Юра узнал уже в зрелом возрасте. Тот день в октябре 1990 года он запомнил в мелочах навсегда. И бледное, как бумага, лицо матери, и ее слова: «Юра, наш батя — серийный убийца!»

Еще вчера они дружно ели жареную картошку, закусывая солеными огурцами. И мама вздохнула: кваску бы!

— Сейчас, — отозвался отец услужливо. Взял банку, сетку и выскочил из подъезда — за углом дома всегда стояла квасная «бочка». Но кваса попить не пришлось. Отец не вернулся ни через 15 минут, ни вечером, ни ночью. А утром измученную бессонницей жену вызвали в РОВД.

Они не верили милиционерам. Долго не верили. Пока не увидели своими глазами пленку, где отец, чуть втянув голову в плечи, буднично рассказывал, как заманивал жертв и убивал. Он ходил по жидкому лесу и указывал, где копать, и из-под тяжелых комьев земли показывались женские ноги и маленькие детские кроссовки.

Юра никогда не был примерным мальчиком. Но отец снисходительно относился к его шалостям. Даже когда тот взял без спроса его «Москвич» и разбил, не стал кричать и махать кулаками. Педагог по образованию, Андрей Романович любил порассуждать о силе доброты в деле воспитания подрастающего поколения. Тихий, застенчивый, робкий — таким его видели окружающие.

В отличие от папы, Юра был человеком общительным, веселым. Он нравился девушкам, умел поддержать разговор, удачно сострить. «Жизнелюбие» хлынуло через край, когда вернулся из Афганистана.

— Ты бы его приструнил, — просила Андрея Романовича супруга. И безнадежно махала рукой: тоже мне педагог, ни рыба, ни мясо!

Они познакомились 27 лет назад — в гостях у сестры Андрея Чикатило. Мария Белоусова с умыслом подсадила засидевшуюся в девках подругу к неуклюжему очкарику. Не избалованная мужским вниманием Феодосия сумела подобрать к закомплексованному парню ключик. Через полтора месяца они поженились.

— Я сразу поняла, что он импотент, — откровенничала Феодосия Семеновна с психотерапевтом, изучавшим психотип маньяка. — Если бы не мои старания, то и детей бы не было.

Тем не менее семья получилась: Чикатило привязал жену кротким нравом, а также — как она думала — верностью и порядочностью. Он был заботливым папой, преданно ухаживал за женой, когда болела, а она старательно бинтовала мужу пальчик, прокушенный одной из жертв, свято веря, что он поранился в командировке.

Первый гром в семье Чикатило грянул в октябре 1989 года: милиция арестовала Юру, только что вернувшегося из Афганистана. Узнав, что сын вместе с друзьями отнял у вьетнамских челноков 10 тысяч долларов, родители кинулись спасать свое чадо. Непонятно, в кого же Юра вырос таким хулиганом:

— Они продали все, что могли, вплоть до золотых цепочек и перстней. В итоге меня откупили, — вспоминал Юра, спустя годы.

Эти цепочки и перстни Чикатило-старший снимал со своих жертв (но в то время в семье об этом ничего не знали). Воину-интернационалисту дали два года условно и через два месяца выпустили из СИЗО.

— Сколько веревочке ни виться, а конец будет! — сказал при встрече отец многозначительную фразу. Через год наступил конец и его кровавой «веревочке».

— Папа сидел в зале заседаний в той самой рубашке, в которой его арестовали, когда он пошел за квасом, — вспоминал сын.

На жену и детей упало несмываемое клеймо — родные самого лютого в СССР серийного убийцы. Они старались не выходить из дома. Феодосия Семеновна уволилась из детского садика, где работала заведующей, Юра не решался встречаться с друзьями.

— Мы боялись, что нас растерзают, — рассказывал Юра.

Правоохранительные органы отнеслись к семье маньяка гуманно — еще до начала суда предложили изменить фамилию и выдать новые паспорта. Юра с матерью стали Одначевыми — по девичьей фамилии Феодосии (сестре Андрея Чикатило Марии конспирация не понадобилась — у нее была фамилия мужа, жила она отдельно). Квартиру в Новочеркасске и домик в Шахтах удалось поменять на квартирку в Харькове. И началась у Юры новая жизнь — с чистого листа. Судимость и позорное родство остались на фамилии Чикатило, а Юра Одначев стал студентом института общепита. За тем, как глава семейства ведет себя на суде, жена и сын наблюдали по телевизору. Юра отца жалел — он видел, что тот вел себя неадекватно.

— Трудно было узнать нашего ласкового папу, — заметил он недавно с грустью.

Так бы, наверное, и потерялся след отпрыска Чикатило, если бы он о себе не напомнил. Скромная жизнь на стипендию и мамину зарплату воспитателя детского сада (Феодосия Семеновна вернулась к любимой профессии) не устраивала амбициозного юношу. И он занялся коммерцией. Стал ездить в Турцию челноком, привозить кожаные вещи, которые мать успешно продавала на базаре. Модные шмотки, девушки, рестораны: Он считался завидным женихом, и невеста нашлась очень быстро — девочка из хорошей семьи. Она приняла его безоговорочно, таким, каким он был — не испугавшись ни судимости, ни страшного родства (эту информацию Юра от невесты не скрыл). И 13 октября 1992 года, в день рождения расстрелянного Чикатило, у Юры родился сын. В память об отце Юра назвал его Андреем.

В 1995 году Юрий Одначев внезапно разбогател. Ростовские друзья предложили ему выгодное дело — покупать на харьковском заводе шахтное оборудование и перепродавать в Ростове.

— Зачем покупать, если можно украсть? — здраво рассудил Юрий. Так родилось липовое предприятие, торговавшее ворованной техникой.

«Шефа» сдали его же подельники — заводская охрана. Но Одначев успел сбежать — любимый черный «бумер» с фартовым номером «5555» унес его в Ростов вместе с женой Наташей и трехлетним сыном. Здесь из бывших одноклассников сын Чикатило сколотил бригаду рэкетиров. Юре нравился его новый образ: кожаная куртка, цепь толщиною в палец, двухэтажный дом, лакейство официантов. Деньги текли рекой безо всяких усилий. Стоило лишь показать коммерсантам свидетельство о рождении, где черным по белому значилось: «отец — Андрей Чикатило», как те сами платили дань. Свидетельство пугало пуще пистолета.

Именно тогда он стал кичиться своими генами. Однажды в райотдел ростовской милиции прибежала изнасилованная Одначевым студентка.

— Он хвастался своим отцом, — говорила она, рыдая, — что тот вырезал жертвам половые органы. И смеялся, что мне еще повезло.

Завели уголовное дело, но потерпевшая забрала заявление.

Арестовали Юрия за грабежи.

— Меня били и заставляли взять на себя ряд убийств, — жаловался он журналистам. — Хотели сделать второго Чикатило-монстра.

Обвинили Одначева в вымогательстве, подделке документов (в его доме обнаружили фальшивые паспорта), похищении и пытках. Срок грозил немалый, но сына снова выручила любящая мама.

— Она продала в Харькове нашу квартиру (сама переехала к сестре) и подмазала, кого следует, — откровенничал с журналистами Одначев. — Так что в итоге я получил всего два года общего режима.

— Одначеву многое сходило с рук, — считает бывший работник Первомайского ОВД Олег Лавров. — Как и его отцу-маньяку. Так и Юра. Он не ответил и за половину содеянного. Например, была ситуация: у дальнобойщика заглохла фура, Юрий ехал мимо, предложил помочь, а сам затолкал мужика в машину, избил и закрыл в сарае. Глумился над ним несколько дней: бил, резал ножом, пока тот не переписал на него имущество. Запуганный дальнобойщик побоялся связываться с сыном маньяка и забрал заявление из милиции.

Дважды судимый Юра Одначев вышел на свободу в 1998 году. Наташа, узнав обо всех его «подвигах» из уголовного дела, к тому времени оформила развод и принять бывшего мужа отказалась. Юрий поехал в Ростов, к новой подруге. Людмила имела американское гражданство, и Юра решил, что с ней снова сможет переписать жизнь набело.

— Верну родовую фамилию Чикатило, напишу о папе книгу, продам и открою свой бизнес, — рисовал он матери радужные перспективы.

Вместо этого Юра обчистил квартиру Людмилы и скрылся. И снова угодил за решетку — на этот раз на 7,5 года.

Один из следователей, знавший Чикатило-старшего и всю его семью, вспоминал:

— А сынок-то у Романыча злой. Мать его боится, того и гляди ей врежет.

Три ходки в зону не смягчили Одначева. Он вышел на свободу в 35 лет. Сутулая фигура, злой, проницательный взгляд и перебитый нос компенсировали природная ироничность и неплохая эрудиция. Он без труда оформил в банке кредит, открыл строительную фирму, встретил хорошую женщину. Феодосия Семеновна не успела порадоваться за сына. Ее сердце остановилось, предчувствуя очередную беду.

9 апреля 2009 года в семь утра в Первомайскую районную больницу был доставлен тяжело раненный 30-летний харьковчанин. Прежде чем потерять сознание, он успел рассказать, что его порезал приятель Юрий Одначев. Усилиями четырех хирургов, двух анестезиологов и двенадцати доноров жизнь пострадавшего все-таки удалось спасти. Сейчас сына Андрея Романовича Чикатило судят, ему грозит новый немалый срок.

Фанаты сверхчеловека

Андрей Чикатило. Отец двоих детей, член КПСС, школьный учитель — и самый жуткий советский маньяк-убийца, садист, каннибал. На его счету 53 доказанных убийства (сам он признавался в 56). Время действия: 1978—1990 годы. Чикатило отрезал и откусывал языки, соски, половые органы, вскрывал брюшную полость, выкалывал глаза. Сексуального удовлетворения достигал в момент убийства.

Чикатило расстрелян, место захоронения неизвестно. Но на Украине есть клуб его фанатов, а в интернете — мемориальная доска «сверхчеловека Андрея Чикатило». А участники одного из интернет-сообществ, посвященных маньяку, и вовсе организовали массированное голосование за своего кумира в проекте «Имя Россия».

Корец Марина, газета «Труд»

Опубликовано: Редакция в 10:31 07.05.2009. Метки: , .
Add to Google