Выберите дату
21 мая 2009
Увеличить шрифт Уменьшить шрифт На печать

Виктория Коваль: «Стрелять начала еще до рождения»

Эту спортсменку считают одной из самых перспективных молодых лучниц в Украине. За последний месяц она трижды поднималась на пьедестал почета международных соревнований. В ее активе серебро в личных и командных соревнованиях на «Гран-при Европы» во Франции, бронза, завоеванная в напряженной борьбе вместе с Еленой Кушнирук и Юлией Лобженидзе на Кубке мира в хорватском Порече. А на днях харьковчанка подтвердила свой высокий класс еще и на Всеукраинской Универсиаде в Черновцах, обеспечив себе тем самым путевку на Всемирную Универсиаду, которая пройдет 1-12 июля в Белграде.

В ДЕНЬ ПОБЕДЫ ДОЛЖНА БЫЛА БЫТЬ ПОБЕДА

— Четыре года назад вы привезли серебро и бронзу со Студенческих игр в Измире. Довольны тем результатом или хотелось большего?

— Это были мои первые крупные международные соревнования в составе национальной сборной. До этого я выступала только среди кадетов и юниоров. На тот момент была довольна своим выступлением, тем более на таком комплексном престижном мероприятии, как Универсиада. Три из четырех финалисток в личных соревнованиях представляли Украину. В командном турнире мы стали вторыми. В принципе было бы неплохо, по крайней мере, повторить в Белграде результаты, показанные нами в Измире. Конечно, плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Хочется победить, для этого мы и тренируемся.

— В Черновцах вам приходилось стрелять в сопровождении сильного ветра. Мы можем при этом говорить об объективности результатов или же сложные погодные условия отчасти превращают соревнования лучников в лотерею?

— В какой-то степени да. В квалификации за счет своего опыта и навыка первые пять-шесть человек показали результаты выше остальных. Погодные условия, естественно, сказались на общем уровне стрельбы. Если обычно у нас на 70 метров результаты 320-330, то в Черновцах были в районе 300. Но опять-таки ветер дул для всех. В олимпийском раунде, где разыгрывались медали, он, кстати, уже был гораздо меньше.

— Какую роль сыграл ветер в вашей победе над командой Индии в матче за бронзу на Кубке мира в Порече?

— В Черновцах ветер был сильный и непредсказуемый. В Порече более важную роль сыграла сплоченность команды. Мы не опустили руки даже тогда, когда в первой серии стали проигрывать четыре очка. Тренер настраивал нас на то, что в День Победы должна быть победа. Да и самим очень хотелось выиграть. Большие финалы проходили на пристани. Участники стояли на одном выступе, а щиты — на другом. А в промежутке — вода. В таких условиях мы стреляли впервые. А вообще подобные соревнования уже проводились во время финала Кубка мира-2007 в Дубай. Правда, тогда стреляли на дорожке, сделанной над водой.

ВО ФРАНЦИИ СТРЕЛЫ СДУВАЛО В СТОРОНУ

— Хорватской бронзе предшествовало второе место нашей сборной на «Гран-при Европы» в Риоме. Как считаете, что помешало победить россиянок: ошибка организаторов в выборе расположения финальной встречи или же на вас слишком давил установленный в полуфинале с полячками рекорд Европы?

— После этого у нас было время отдохнуть. Да и когда выходишь на следующий спарринг, уже не думаешь о рекорде в предыдущем. Это уже история. Скорее всего, действительно повлияло то, что поле расположили в другом направлении. Мы не совсем правильно рассчитали ветер. Стрелы сдувало в сторону. Россиянки, видя наши попадания, а стреляли мы первыми, сделали поправки. Потом мы начали отыгрываться, но не хватило немного — одной серии.

— В Риоме вас считали чуть ли не главным фаворитом после того, как вы показали первый результат в квалификации, преодолев рубеж в 1300. Но в финале вы проиграли отнюдь не блиставшей ранее испанской лучнице. Магали Фулон прыгнула выше головы или вы позволили ей это сделать?

— Отчасти позволила. Раз допустила ошибки, значит, где-то недоработала. Две мои стрелы, которые должны были попадать в желтое, оказались в красном. Если в квалификации можно поправить положение, то на двенадцати выстрелах цена ошибки возрастает. Одна-две попытки чуть хуже — и ты уже проигрываешь. Когда еще олимпийский раунд проходит в ветреную погоду, часто все решает случай. А что касается испанской соперницы, то у нас такой вид спорта, что довольно часто первый номер проигрывает 32-му. Выходя на рубеж, мы понимаем, что раз человек приехал на международный турнир, значит, он оказался лучшим в своей стране, значит, он достойный соперник.

— До этого самым высоким вашим достижением было второе место на Кубке мира в Анталии, проходившем за два месяца до Олимпиады в Пекине. Если бы не ошибка британского судьи, который посчитал, что во второй серии вы выпустили последнюю стрелу уже после окончания времени, золото могло бы достаться вам, а не кореянке Юн Ок Хе?

— Могло бы. Думаю, там имел место психологический надрыв. У меня сняли лучшую пробоину. Кореянка получила большое преимущество, и, конечно, стала стрелять гораздо спокойнее. Вышла — и попала 29. Хотя до этого у нее тоже и семерки, и восьмерки были. А мне нужно было догонять соперницу. Организаторы попытались не то что исправить, а как-то компенсировать ошибку судьи. Вернули пробоину, вручили золотые медали и мне, и кореянке. Но в протоколе так и осталось второе место. 27 мая мы снова летим в Турцию. Будем бороться за чемпионское звание.

РУБАН ОСТАЛСЯ ПРОСТО ВИТЕЙ

— Теперь уже будете готовы к подобной ситуации. Или же такое может вывести из себя любого лучника, даже, казалось бы, самого «образца спокойствия» олимпийского чемпиона Виктора Рубана?

—  С таким никто никогда не сталкивался в стрелковом мире. Тогда даже трибуны ахнули. Все видели, что время оставалось. Это была не моя ошибка, а судьи, который показал красную карточку на две секунды раньше. От таких технических ошибок никто не застрахован.

— В Порече вы выступали вместе с Рубаном в новом виде соревнований среди смешанных команд. Приятно было ощущать рядом крепкое плечо олимпийского чемпиона Пекина?

— Для меня это привычное ощущение. Потому что я его знаю уже двенадцать лет. Изо дня в день, сколько себя помню, видела его на тренировках. Мы стреляли на одном поле. Для меня он остался просто Витей Рубаном. Да, он — олимпийский чемпион. И он, и мы этим гордимся. Но титул ни в коей мере не сказывается на его отношении к окружающим. Мы были очень рады, когда он победил в Пекине. Здорово, что в нашем виде спорта есть олимпийский чемпион, что он тренируется и выступает с нами в одной команде.

— Виктор выглядел абсолютно невозмутимым, даже когда в олимпийском финале судьи устроили консилиум по поводу одного из выстрелов его соперника корейца Парка. Вы и другие представители нашей сборной в это время также сохраняли хладнокровие?

— В силу некоторых причин мы в это время были уже в Украине. Улетели 14 августа, а финал у мужчин проходил 17-го. Поэтому мы уже дома смотрели выступление Рубана. Сначала онлайн в Интернете, где были видны только пробоины, а потом и трансляцию по телевизору. Понимаешь, что от тебя ничего не зависит, и все равно кричишь: «Витя, давай, надо десять». Впрочем, у него и на месте была солидная группа поддержки, которая присутствовала еще на командных соревнованиях, где наши мужчины боролись за бронзу. Это могла быть первая медаль сборной Украины. Поэтому тогда приехали все, вплоть до министра спорта Юрия Павленко. Приятно было, что болела не только наша стрелковая команда, но и представители других видов спорта, члены олимпийского комитета.

ДОМА — МАМА, НА ТРЕНИРОВКЕ — МАРГАРИТА АНАТОЛЬЕВНА

— С лучницей, из-за которой олимпийский турнир для вас закончился, едва начавшись, вы встретились на апрельском чемпионате мира в помещении в Жешуве. Признайтесь, хотели взять реванш у мексиканки Аиды Роман?

— Хотелось, но не получилось. Не все было гладко в техническом плане, и с материальной частью. Комплекса перед этой мексиканской лучницей у меня нет. Как говорят, отрицательный результат — это тоже результат.

— Вам удалось опровергнуть расхожее мнение, что профессиональный спорт и учеба — вещи несовместимые, но наверняка сделать это было очень непросто. Не жалеете, что в свое время не прошли по проторенной дорожке, а поступили на химический факультет Харьковского национального университета имени Каразина?

— Я сейчас уже учусь в магистратуре на менеджменте физической культуры в Харьковской государственной академии физкультуры. Химфак закончила в прошлом году и пока ни разу не пожалела. Да, мне действительно приходилось много учиться. Помимо химии, были еще высшая математика, физика. Зато теперь у меня есть еще одна дорога, которой можно параллельно идти. Спорт недолговечен. Сегодня стреляешь, а завтра уже нет. Много разных факторов могут вмешаться — семья, травмы.

— Как вы попали в стрельбу из лука — ясно, поскольку мама у вас мастер спорта международного класса и заслуженный тренер, а почему решили поступить на химический факультет?

— Со школы любила этот предмет, учительница попалась хорошая. После девятого класса пошла учиться в фармацевтический техникум на аналитический контроль. Отчасти само название понравилось, а где-то и сама профессия привлекла. Стрельбой из лука тогда занималась еще не так серьезно. Была мастером спорта, но высоких достижений не было.

— А когда вы первый раз взяли в руки лук?

— Затрудняюсь ответить. Я не помню этого момента. Мама рассказывала, что стреляла, когда была мною беременна. Закончила выступать уже на четвертом-пятом месяце.

— Мама и тренер в одном лице — чего больше в таком семейном подряде — плюсов или все-таки минусов?

— Я считаю, что в моей ситуации больше плюсов. Когда я начала тренироваться серьезно, мама сразу сказала — выбирай себе тренера, я своих детей тренировать не буду. Кстати, то же самое услышала и моя сестра. Я выбрала Александра Алексеевича Ксенофонтова. Но мама есть мама, все равно она мне помогала. Особенно, когда мой наставник как тренер сборной стал много ездить, а я еще не достигла высокого уровня и оставалась в Харькове. Сейчас везде пишу, что со мной работают два специалиста. Это дома у меня мама, а на тренировке в присутствии других спортсменов она Маргарита Анатольевна.

НУЖНО БЫЛО СТРЕЛЯТЬ ПО ВОЗДУШНЫМ ШАРИКАМ

— Знакомясь с информацией про тренерские кадры на официальном сайте Федерации стрельбы из лука Украины, неожиданно обнаружила в графе «общалась и оформляла материалы» вашу фамилию...

— Это была моя инициатива и возникла она потому, что многие дети окольными путями попадали в нашу секцию в Харькове. Выходили на нас через Одессу или Киев. Когда появился сайт федерации, я решила сделать там страничку, на которой человек мог свободно найти информацию о тренерах в любом городе, где культивируется стрельба из лука. Прийти уже к конкретному специалисту, зная его заслуги. Благо наш вид спорта может похвастаться таковыми. Это заняло у меня около полугода, мы лично беседовали со всеми тренерами по два-три раза. Каждого фотографировали. Я была довольна проделанной работой и на сегодняшний день вижу, что это имело смысл.

— Фотография для вас — это просто увлечение или нечто большее?

— На данном этапе — просто увлечение. Потому что времени, да и денег, чтобы заниматься этим профессионально, нет. Мы много путешествуем, почти всегда во время соревнований проводятся экскурсии. Можно увидеть и запечатлеть много интересного. Я это делаю в большей степени для себя самой. Еще на сайт федерации фотографии выкладываю. Была у меня даже выставка в университете. Помогли представители греческого общества и библиотека. Она в нашем университете просто шикарная — с книгами XV-XVI века, вторая по значимости в Харькове.

— Как-то на соревнованиях по пулевой стрельбе одному моему знакомому фотографу ясно дали понять, что отдельных спортсменов лучше на рубеже не снимать. А лучнику объектив камеры тоже может помешать?

— Вообще, правилами соревнований запрещено фотографировать со вспышкой. Почему, я очень хорошо поняла, когда принимала участие в спортивном празднике, посвященном Олимпиаде-2004. На сцене в университете нужно было стрелять rо воздушным шарикам. Не могла же я сказать, не фотографируйте меня. А при вспышке терялась мушка, приходилось адаптировать глаза, заново целиться. Ведь в это время идет нагрузка и немаленькая. Поэтому на соревнованиях разрешается фотографировать только с определенной зоны. На тренировке, пожалуйста, стойте хоть спереди, если вам не страшно.

— Фотосессию для мужского глянца с участием украинских саблисток видели. Как оцените работу фотографа?

— Я ее видела только мельком, поэтому ничего сказать не могу. А вот нашего олимпийского чемпиона, как говорится, без носков и рубашки нам показали. Мы не знали, что он участвовал в такой фотосессии, увидели уже результат на страницах журнала. Витя выглядел очень эффектно. Просто одно дело, когда мы стоим на поле в шортах, футболке и панамке, и совсем другое, когда мы одеваем юбки и шпильки. Нас иногда просто не узнают.

Анна САВЧИК, газета «СЭ в Украине»

www.sport.com.ua

Фото из личного архива Виктории Коваль

Опубликовано: Редакция в 22:03 21.05.2009. Метки: .
Add to Google