Выберите дату
30 июля 2009
Увеличить шрифт Уменьшить шрифт На печать

Out There или Корова на рельсах

Начальник метрополитена утверждает, что к ЧП в метро привела «некая сила извне». МЧС критикует метрополитен за недостаточное соблюдение мер по безопасности пассажиров.

Правда-правда, начальник Харьковского метрополитена г-н Сергей Мусеев прямо так и сказал, даже два раза. Вначале пресс-конференции: «Некая сила извне привела к этому происшествию» и ближе к концу еще раз: «Это извне сила какая-то». Прямо мороз по коже, дорогие соотечественники. Что-то из этого самого таинственного и опасного «out there» пришло и повредило тяговую электроподстанцию метрополитена в переулке Пермском. Мы, конечно, сразу же поинтересовались на просторах интернета, возможно ли такое. И оказалось, что очень даже возможно. К примеру, на сайте YOKI.ru читаем: «Уфологи не раз отмечали, что НЛО любят зависать над линиями ЛЭП. Похоже, пришельцев очень интересует система энергоснабжения землян. Не исключено, что именно НЛО были причиной крупных аварий, когда огромные промышленные и жилые районы оставались без электричества... Силовые поля, создаваемые этими объектами, способны временно нарушать ход электрических и механических часов, работу радиосредств, систем управления вооружением и даже электроснабжение целых городов, вызвать остановку двигателей внутреннего сгорания и, наконец, притягивать к объектам тяжелые предметы». Радоваться нужно, что в поле действия «некой силы извне» попала всего лишь одна тяговая подстанция, мог бы и весь город без электричества остаться, не говоря уж о вооружениях...

Ну, пошутили — и хватит. Состоявшаяся сегодня пресс-конференция начальника Харьковского метрополитена Сергея Мусеева оставила массу непроясненных вопросов. И, думается, НЛО тут все-таки не при чем. Итак, г-н Мусеев утверждает, что эта самая «некая сила» каким-то образом вызвала пожар на тяговой подстанции, принадлежащей метрополитену. Площадь возгорания была небольшой — всего около 1 квадратного метра. Мусеев готов считать виновником ЧП кого угодно, но только не метрополитен. Звучало и предположение о том, что бракованным оказался шкаф, в котором непосредственно произошло возгорание — тогда виновны производители этих самых шкафов. Кроме того, г-н Мусеев утверждал, что в подстанцию могли что-нибудь снаружи бросить — там, видите ли, вокруг просто заборчик, здание не охраняется, а у заборчика и арбузы продают, и пиво пьют, и курят... Видимо, г-н Мусеев считает, что никто и представления не имеет, как, собственно, выглядит это самое здание подстанции. А это — такой себе двухэтажный «кубик» из кирпича, окна в котором находятся под самой крышей, и бросить туда что-нибудь случайно просто физически невозможно. Если бросили — так это уже, извините, теракт. Но «Аль-Каиду» мы, наверно, отставим вместе с НЛО. И все-таки попытаемся предположить, что ежели на втором этаже здания подстанции загорается нечто, находящееся под напряжением в 825 вольт, то наиболее вероятной причиной представляется короткое замыкание. И этому вовсе не противоречит заявление Мусеева о том, что всего-то два дня назад на этой самой подстанции меняли часть оборудования — может, именно по этому ЧП и произошло, а может, виной было как раз непоменянное оборудование. Комиссия определит. И понятно, что в таком большом и сложном хозяйстве, как метро, совсем без ЧП обойтись невозможно. Вопрос в том, как с этим ЧП бороться и как об этом рассказывать.

К примеру, на прямой вопрос, почему в метро не существует дублирующих систем электроснабжения и почему поломка телемеханической аппаратуры вследствие пожара на одной подстанции приводит к тому, что работники метрополитена вынуждены в течение часа «в ручном режиме», в туннелях переключать кабели и сети, г-н начальник метро, не моргнув, отвечает, что «это не будет интересно нашим пассажирам». Да нет, г-н Мусеев, именно это пассажирам и интересно и, думается, намного интереснее, чем возможность вернуть деньги за одну неудачную поездку во вверенном вам электротранспорте. От ответа на этот вопрос зависит как раз мнение людей о надежности подземки.

Пассажиры в туннеле метро

Пассажиры в туннеле метро

Настораживает также отношение начальника метрополитена к критике со стороны структур МЧС. В пылу обвинений и оправданий г-н Мусеев договорился даже до того, что «МЧС не имеет права говорить о каких-то вопросах, связанных с туннелями». Почему? А потому, что, как считает Мусеев, у метрополитена есть договор об оказании помощи при ЧП с горноспасателями, а вовсе не с МЧС. Странно, что госчиновник такого уровня не понимает, что горноспасатели — это всего лишь одно из подразделений МЧС, а никак не сторонняя организация.

Туннели в разговоре чиновника с журналистами появились не просто так. Сергею Мусееву несколько раз задавали вопрос: правда ли, что часть пассажиров пришлось выводить на станции, а оттуда на поверхность именно по туннелям метро? И он несколько раз пространно объяснял журналистам правила пребывания в туннелях... работников метрополитена. Но именно сегодня прессу не интересовал сложный и опасный труд работников метро. И про напряжение на контактном рельсе мы все прекрасно понимаем. Да ведь речь шла об уже обесточенных рельсах после отключения электричества. И на отснятой спасателями пленке прекрасно видно и людей, выходящих на станцию из служебного хода, и людей, выходящих непосредственно из туннеля. Помощник начальника Главного управления МЧС Украины в Харьковской области по взаимодействию со СМИ и связям с общественностью Игорь Лупандин подтвердил в интервью ХТ, что отнюдь не все поезда после аварии были подведены к ближайшим станциям, как утверждает г-н Мусеев. Собственно, это и было одной из претензий спасателей в адрес метрополитена. По словам Лупандина, часть пассажиров на станции выводили как раз по туннелям. И это удивительно, поскольку любой поезд метро имеет автономные генераторы как раз для того, чтобы дотянуть состав до станции.

Пассажиры выходят из служебного прохода

Пассажиры выходят из служебного прохода

Удивляет и то, что спасателей вызвали вовсе не работники метрополитена, обнаружившие пожар на подстанции, а окрестные жители, увидевшие дым и пламя. Как говорит Игорь Лупандин, работники метрополитена, вопреки инструкциям, сперва пытались потушить огонь своими силами и лишь поняв, что это не получится, вызвали МЧС. А потом еще предлагали спасателям тушить приборы под напряжением 825 вольт (то, что Мусеев говорил на пресс-конференции о киловольтах — отнесем на счет его компетентности) «как-нибудь так», не отключая электричество. И уж совсем непонятно, почему производящих расследование ЧП сотрудников МЧС выдворяли с подстанции при помощи охранников из охранной фирмы. Сергей Мусеев утверждает, что в противном случае метрополитену не удалось бы ликвидировать все последствия аварии до 6 часов сегодняшнего утра и нормально начать движение. Но ведь движение вчера еще восстановилось, остальные подстанции вполне справились с электроснабжением метрополитена. И не ликвидированы ли вместе с «последствиями аварии» и указания на ее причины?

Словом, вопросов больше, чем ответов. Так что совсем не удивляет даже рассказ Сергея Мусеева о том, чего он лично наслушался, выйдя вчера на станции «Холодная гора». «Я был одет просто, без галстука, наверно, меня не узнавали, — скромно потупившись, говорил чиновник, — и такого наслушался! И будто корова забрела в туннель и ее сбило поездом»... Ну, про корову, честно говоря, не слыхала, коллеги, похоже, тоже не слыхали. А вот о том, что метро становится все дороже и все ненадежнее — действительно в городе говорят все больше и все чаще.

Мария Коротаева

Редакция ХТ выражает благодарность пресс-службе Главного управления МЧС в Харьковской области за предоставленные кадры видеосъемки

Опубликовано: Мария Коротаева в 18:54 30.07.2009. Метки: , , .
Add to Google