Выберите дату
28 сентября 2009
Увеличить шрифт Уменьшить шрифт На печать

Гримасы законодательства или Что такое забастовка

Трамваи и троллейбусы не ходят. В спальных районах очереди на маршрутки и автобусы вытягиваются на сотню и более метров.

С утра, говорят, невозможно было уехать с Алексеевки и Северной Салтовки. Сейчас трудно попасть туда. А еще на Рогань и Горизонт. Проще живущим в центре. Завтра кошмар закончится, трамваи и троллейбусы снова по графику выйдут на маршруты. Но если зарплату не дадут до конца недели, то снова будет так, как сегодня — и уже надолго. Во всем мире такая ситуация называется забастовкой транспортников, у нас — акцией протеста. Терминологические разночтения продиктованы тем, что, хотя ст.44 Конституции Украины и гарантирует всем гражданам право на выражение своего протеста в форме забастовки, но в то же время ст.18 Закона Украины «О транспорте» работникам городского транспорта бастовать запрещает. То есть, среди равных в своих правах граждан нашей страны транспортники как бы менее равные... Впрочем, казусы родного законодательства для работников «Горэлектротранса» оставили роскошную лазейку — они могут называть свою акцию даже запрещенным словом «забастовка» — все равно ничего им не будет. Поскольку решать вопрос законности или незаконности действий бастующих вправе только суд, а в суд подать на участников акции, согласно законодательству, может лишь работодатель в лице начальника «Горэлектротранса» Алексея Паланта. Ну, а Алексей Юрьевич говорит: «Да я скорее рядом со своими работниками на рельсы лягу!»

Хотя, бастуя, работники городского электротранспорта закон все-таки нарушают — о чем их честно предупредили в областном отделении Национальной службы посредничества и примирения. Как сегодня рассказала журналистам начальник этого отделения Ольга Зуева, в этой организации еще в марте был зарегистрирован коллективный трудовой спор, сторонами которого выступали коллектив «Горэлектротранса» с одной стороны и его начальник — с другой. До начала апреля служба посредничества и примирения посредничала и пыталась примирить конфликтующие стороны, 7 апреля было подписано соглашение о создании трудового арбитража. Арбитры установили, что коллектив в своих требованиях прав, но у руководства есть объективные причины, мешающие вовремя платить зарплату. Далее, по словам Зуевой, коллективу следовало обращаться в центральный офис Нацслужбы посредничества и примирения, находящийся в Киеве, а этот офис уже мог передавать дело на рассмотрение областного апелляционного суда. Таков порядок разрешения споров как раз для тех граждан, которые у нас «менее равные» в смысле забастовок.

Коллектив «Горэлектротранса», похоже, вполне справедливо рассудил, что суды-пересуды займут еще не один месяц, а недосягаемый Кабмин, воспользовавшись этим, и не подумает решать проблемы харьковских транспортников. И, положа руку на сердце, разве вы на их месте рассудили бы по-другому?

Но нынешняя акция, как говорит Ольга Зуева, «уже вышла за рамки зарегистрированного коллективного трудового спора». Ведь участники акции протеста больше не имеют претензий к руководству своего предприятия. Сегодня другой стороной конфликта должен выступать Кабинет министров Украины. И зарегистрировать новый спор Нацслужба посредничества и примирения просто не может. В силу очередной гримасы отечественного законодательства. Согласно Закону Украины «О порядке разрешения трудовых споров» такие споры могут быть местными (таким являлся «электротранспортный спор» изначально), отраслевыми — это когда группа трудовых коллективов отрасли имеет претензии к министерству и общенациональными — как в случае с претензиями к Кабмину. Но когда спор выходит на общенациональный уровень, претензии к Кабмину предъявить может лишь объединенная команда, например, корпорация «Укрэлектротранс», а отдельный «Горэлектротранс», видимо, рожей не вышел претензии министрам предъявлять. Ольга Зуева советует харьковчанам объединятся с электротранспортниками других крупных городов, где существуют те же проблемы. Однако, Алексей Палант весьма скептически оценивает возможность такого объединения. «Налицо конфликт интересов. Особенно — в части субвенции», — говорит Алексей Юрьевич. Мы уже писали о странной диспропорции в начислении государственной субвенции на поддержку городского электротранспорта для разных городов Украины. Чтобы не быть голословными, приведем всего несколько цифр. Итак, субвенция на единицу электротранспорта в г. Львове в этом году составляет 153 тыс. гривен, в Виннице — 91 тыс. гривен, в Донецке — 87 тыс. гривен, а в Харькове — 32 380 гривен. Так что, похоже, так называемый «законный» путь решения своих проблем для харьковчан и впрямь невозможен. После сегодняшней акции все — и городские власти, и сами транспортники, и Нацслужба посредничества и примирения, и мы с вами — надеемся лишь на одно: на то, что в Кабмине все-таки поймут, до какой крайности доведены работники «Горэлектротранса» и все-таки не станут доводить до крайности второй по величине город страны.

Мария Коротаева

Опубликовано: Мария Коротаева в 20:08 28.09.2009. Метки: , .
Add to Google