Выберите дату
27 мая 2010
Увеличить шрифт Уменьшить шрифт На печать

Люди и деревья

Такие вот люди

Такие вот люди

Сегодня, 27 мая, пошел восьмой день противостояния в парке Горького. Восьмой день столкновения подлости и мужества.

Которые в жилетах

Которые в жилетах

Вчера вечером одной из самых распространенных шуток в парке было: «Мы думали, они придут в белых перчатках, а они пришли в оранжевых жилетах. Креатив, однако!» Ближе к окончанию рабочего дня на площадке перед переездом через Детскую железную дорогу появилась группа спортивного вида молодых людей, человек 50, наверно — все как один в новеньких оранжевых жилетах дорожных рабочих. Пришли и встали поодаль, не то, чтобы прячась, но и не подходя. Стало совсем тревожно, мы отослали подальше детей и принялись уговаривать уйти наших замечательных старушек. Старушки уходит не собирались.

Вообще «наши бабушки», как их называют в парке, — это особая статья. Вчера утром, часов около шести, наверно, к костру в лагере со стороны Динамовской пришла маленькая седая старушка. После дождя в парке было грязно и скользко, по дороге к нам старушка два раза падала, но дошла. Она принесла с собой пакетик печенья, кулечек конфет и теплый свитер. «Может, кому холодно, — приговаривала она, — берите, он шерстяной». А еще у нее был с собой большой чайник с замечательным чаем — с травками, розмарином, Бог знает, с чем еще — очень вкусно! И как она его только дотащила, не разлив! И просидела с нами весь день, до вечера, и выходила стоять на переезде, и не хотела уходить домой. «Наши бабушки» делятся на постоянных и приходящих. Именно постоянных бабушек труднее всего уговаривать отойти в сторонку — они рвутся в бой. А еще от них исходит спокойствие и уверенность в том, что мы абсолютно правы. Пока на пеньках сидят «наши бабушки», мы спокойны.

Наши дети

Наши дети

А еще есть «наши дети». И младшие — 13-15-летние, днюющие и ночующие на вырубке. Откуда только у них берутся силы бегать с листовками по городу, бегать по парку «в разведку», бегать и мотаться на велосипедах по разным поручениям! И чуть старшие — студенты, которые в периоды затишья дружно утыкаются в учебники и конспекты — сессия же. Они приходят до и после сдачи зачетов, они устали, но полны решимости стоять до конца.

Сессия...

Сессия...

И пока стоят они, мы тоже стоим, потому что это все — как раз ради них. Вчера совершенно циничный и нагло улыбающийся в усы мужчина «с той стороны» спросил меня: «Женщина, вы вообще о чем-нибудь, кроме детей, думать способны?» Уверяю вас, способна. Вот только кто же о них станет думать, уж не городская ли власть? Она-то явно способна думать лишь о присвоенных гектарах зеленой зоны и доходах, получаемых от этого присвоения. Так что о детях нужно думать нам с вами. И о детях детей. И вообще — о будущем родного города.

Оксана

Оксана

Вчера на переезд выбежала девчонка в форме Детской железной дороги — маленькая, хрупкая, с длиннющей косой. Она застыла там и, глядя перед собой полными слез глазами, звонко проговорила что-то вроде: «А я вот буду тут стоять, и не уйду. И пусть они через меня переедут! Это моя дорога, и я ее не отдам!» Ее зовут Оксана, она была с нами до самого вечера, за ней пришли еще двое мальчишек в той же форме. Оказалось, что вчера дорога практически не работала, прошел всего один поезд с детьми — видно, какая-то экскурсия. Так что юных железнодорожников просто не было — только эти трое, которые к нам и прибежали. Они уверяют, что придут защищать парк и дорогу все. Судьба дороги — отдельная наша боль и тревога. Директор Малой Южной Олег Маслов сообщил журналистам, что городские власти просто не удосужились согласовать свои действия с руководством Южной железной дороги. По мнению Маслова, планируемый в этом месте простой железнодорожный переезд — одноуровневая развязка! — противоречит всем требованиям безопасности железнодорожных перевозок. Это значительно повысит опасность перевозок детей. 12 мая состоялось совещание по вопросу строительства новой автодороги и ее влияния на работу Малой Южной железной дороги. Как отметил директор последней, заказчик строительства — городская власть — своих представителей просто не прислала. Их интересы представляли проектанты, которые просили ЮЖД согласовать размещение планируемого переезда и выдать им соответствующий акт. Главный инженер Южной железной дороги Владимир Шестаков отказался предоставлять акт согласования. Вместо этого им был подписан акт, подтверждающий, что пересечение Малой Южной с задуманной городскими властями дорогой возможно только в том случае, если будет предусмотрено проектантами в нескольких уровнях, что обеспечит безопасность перевозок детей на Малой Южной. «Нашу дорогу можно пересечь автодорогой в нескольких уровнях в районе путепровода возле авиазавода, — отметил Олег Маслов, — Но это очень дорогостоящее удовольствие». Вместе с этим руководство Малой Южной практически уверено в том, что городская власть не собирается прислушиваться к требованиям безопасности на детской железной дороге. В связи с этим соответствующие документы уже подготовлены для дальнейшего реагирования со стороны Начальника Южной железной дороги.

Кроме того, как отметил Олег Маслов, та тяжелая дорожная техника, которую утром городские власти пытались запустить на территорию парка Горького со стороны ул.Сумской, вообще не имеет права пересекать железнодорожные пути Малой Южной по существующему железнодорожному переезду.

Ну, а на самом деле, все, кому небезразлична судьба первой в мире Детской железной дороги, прекрасно понимают, что сегодня речь идет уже даже не о безопасности детей, а о самом существовании дороги — прекрасного развлечения и замечательной школы будущих железнодорожников. И новый красивый вокзал, и обновленные платформы, и специальная платформа у Мемориала в Лесопарке — все это совсем не нужно тем, кто не способен думать о детях. Зачем им Детская железная, проходящая под заборами их вилл и развлекательных комплексов?! Совершенно ясно, что Детскую дорогу закроют «на время строительства магистрали» — и это в летний сезон! — и очень сомнительно, что потом когда-либо откроют. Тем более — опасно же...

Вчера на переезде была замечательная сцена. Защитники стояли плотной группой, преграждая путь экскаватору, пытавшемуся проехать на вырубку. И тут со стороны парка подъехало несколько машин, весьма и весьма представительных. Вообще-то по вечерам «представительные» машины тут ездят часто — к теннисным кортам и обратно. Мы их пропускаем. Расступились и на этот раз. Вот только на пути машин оказался опущенный ковш экскаватора. Ох, и смеялись же люди! Они свою дорогу еще построить не успели, а на ней уже пробка! Экскаватор отъехал, «представительные» выехали, люди встали на место, отвоевав у экскаватора метра три пространства. И тут оказалось, что из экскаватора подтекает мазут — немаленькое такое пятно на земле. Детишки-железнодорожники сбегали, принесли красноватого песочка и пятно присыпали — очень трогательно было и символично.

Но это было вчера. А сегодня около половины седьмого утра экскаватор К-750 остановился перед стоящими на переезде защитниками парка и опустил свой ковш на ноги двоим, стоявшим впереди. Опустил и минуты 3-4 не поднимал. На место происшествия вызвали ГАИ и скорую помощь. Скорая увезла пострадавших в неотложку, а вот ГАИ так и не приехало. Экскаватор с места проис... да нет! -с места преступления скрылся. И даже попытался заехать в парк с другой стороны, по боковой дороге. Ему преградили путь. И тогда некие личности в оранжевых жилетах рабочих начали избивать защитников парка. Милиция, присутствовавшая при этом, вмешалась лишь после неоднократных просьб пресечь избиение людей. А потом — отказалась составлять протокол на месте происшествия. Судите сами, кого эта милиция бережет.

Стоим и стоять будем!

Стоим и стоять будем!

И вчера, и сегодня они не пилят парк, они судорожно пытаются скрыть следы своего преступления — выкорчевать пни, вывезти спиленные деревья. Все дело в том, что вчера представители властей показали журналистам изумительную бумагу, содержащую разрешение на проведение тех работ, которые должны предшествовать вырубке — актирования деревьев, обмера и прочее. Бумагу, датированную вчерашним числом — 26 мая! Таким образом, совершенно очевидно, что вся вырубка производилась без малейших законных оснований.

Сожгли

Сожгли

А бабушка, принесшая нам в парк чай и свитер, принесла с собой еще голубенький флажок Партии Регионов, подошла к костру и сказала: «Это надо сжечь». Сожгли. Как думаете, сколько еще таких бабушек, сколько людей помоложе, теперь жалеют о голосах, отданных за партию, члены и руководители которой способны на такое преступление?

Мария Коротаева

Опубликовано: Сергей Бобок в 11:25 27.05.2010. Метки: , , .
Add to Google