Выберите дату
28 мая 2010
Увеличить шрифт Уменьшить шрифт На печать

Наш маленький Тянь-Ань-Мэнь

На пути экскаватора

На пути экскаватора

Вчера, 27 мая, власти нашего города окончательно переступили черту, отделяющую «конфликт местного значения» от преступления, позорящего город и страну на весь мир. Вчера в парке происходили массовые избиения людей. Вчера в парке били журналистов, пытались разбить или отобрать камеры и диктофоны. Такого не позволяла себе ни одна власть за все годы существования независимой Украины.

Бьют людей

Бьют людей

И делали это не только пресловутые «неизвестные в жилетах дорожных рабочих», но и непосредственно городские чиновники — на глазах у большого количества людей, при теле- и фотокамерах. Руководитель Департамента строительства и дорожного хозяйства Харьковского горисполкома Владимир Чумаков лично пытался вырвать фотоаппарат у корреспондента общенационального информационного агентства «Українські Новини». Люди говорили ему: «Это же журналист! Он исполняет свои профессиональные обязанности!» На что неуважаемый чиновник абсолютно спокойно ответил: «А мне все равно! Я не хочу, чтобы меня снимали!» То, что представители власти в нашем отечестве не знают и знать не хотят законов государства, ни для кого не новость. И зря, потому как незнание закона вовсе не освобождает от ответственности. К примеру, статья 45-1 Закона Украины «Об информации» совершенно четко гласит: «Умышленное воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов и (или) преследование журналистов за выполнение ими профессиональных обязанностей, за критику, совершенные должностным лицом либо группой лиц по предварительному сговору, влечет уголовную ответственность в

Это - г-н Чумаков

Это - г-н Чумаков

соответствии с Уголовным кодексом Украины». А теперь посмотрим Уголовный кодекс. Статья 171 Уголовного кодекса устанавливает ответственность за намеренное препятствование профессиональной деятельности журналистов в виде штрафа до 50-ти необлагаемых налогом минимумов, или ареста на срок до шести месяцев, или лишения свободы на срок до трех лет. И если неуважаемый чиновник считает, что сможет избежать ответственности, положенной по неизвестному ему закону, он глубоко ошибается. Как ошибается и тот, кто вырывал у меня диктофон, а перед этим пытался выбить камеру у моего коллеги. Возможно, им удастся «отмазать» от ответственности «стрелочников» в оранжевых жилетах, но себя  — не удастся. Слишком много свидетелей. Слишком много фото и видеоматералов. А если наши местные, да и украинские суды — вплоть до Верховного — вдруг тоже хором забудут о законности, так есть еще Европейский суд по правам человека. А в Европе любят не только футбол, там еще очень любят свободу слова и нарушение таковой считают ну просто личным оскорблением. Так что избежать ответственности все-таки не удастся, да еще и некрасивенький международный скандал может выйти, и тогда уж даже Анна Герман даже «Репортеров без границ» не убедит в том, что в Украине со свободой слова все в порядке. Не в порядке, господа! И, видимо, настала пора этот порядок наводить. Мы слишком долго терпели отношение к пресе, как к обслуживающему персоналу. Мы

Не нравится, когда снимают

Не нравится, когда снимают

дождались мордобоя. Удивительная была сцена, когда длиннющий мордоворот в этом самом жилете и темных очках начал выбивать камеру у оператора ТРК «Украина». Бедный парень пытался отступать с камерой и штативом и кричал ему: «Я с канала «Украина»! Ты что, не знаешь, чей это канал?!» Мордоворот продолжал методично пытаться сбить камеру или повалить оператора. Скорей всего, он таки не знает. И знать не хочет — мордовороту все равно, когда дана команда «мочить журналюг».

Конечно, очень хочется надеяться, что удастся выявить и призвать к ответу всех, отдававших подобные команды. Конечно, и я, и вы понимаем, что надежда на это минимальна. Но следует отдавать себе отчет в том, что вчера власти нашего города нащупывали пределы допустимого давления. Точно так, как это было в ночь с 3 на 4 июня 1989 года на пекинской площади Тянь-Ань-Мэнь.

А это - меня бьют. Меня, правда, не видно почти...

А это - меня бьют. Меня, правда, не видно почти...

Масштабы, конечно не те, да и пока, слава Богу, все живы. Но все мы должны понимать — власть испытывает нас «на вшивость». Испытывает кулаками уголовников в оранжевых жилетах. Испытывает неприкрытой наглостью чиновников, нарушающих закон. Испытывает беззастенчивым враньем. Испытывает равнодушием медработников, спокойно заявляющих человеку, получившему черепно-мозговую травму, что для его госпитализации «нет оснований». Пройдем ли мы это испытание с честью, сограждане? Или позволим уголовным порядкам навсегда утвердиться в нашем городе?

А камеру у оператора мордоворот выбить не сумел. Я его оттащила, вцепившись в тот самый жилет. И он повалил меня на землю. И это засняла куча фото и видеокамер. И сегодня мне непрерывно звонят друзья — из Москвы, Норвегии, Нью-Йорка, которые волнуются, негодуют, хотят помочь. Так что международный скандал таки получается — и это здорово!

Мария Коротаева

Опубликовано: Мария Коротаева в 20:32 28.05.2010. Метки: , , , .
Add to Google